Главная » Биографии, Криминал » Евгений Васин (биография)

Васин Евгений Петрович (Джем)
10 ноября 1951 г. — 23 октября 2001 г.

Васин Евгений Петрович родился 10 ноября 1951 года в Борзе, Забайкальский край.

26 ноября 1966 года Хабаровский суд (Комсомольск-на-Амуре) осудил на 2 года по ст. 206 ч.2 УК РСФСР.

12 ноября 1969 года Хабаровский суд (Комсомольск-на-Амуре) осудил на 3 года по ст. 206 ч.2 УК РСФСР.

2 ноября 1973 года Хабаровский суд (Комсомольск-на-Амуре) осудил на 5 лет по ст. 191 ч.1, 206 ч.2 УК РСФСР.

16 апреля 1974 года Хабаровский суд (Совгавань) осудил на 6 лет по ст. 193 ч.2 УК РСФСР.

9 марта 1981 года Хабаровский суд (Комсомольск-на-Амуре) осудил на 3 года по ст. 15-89, 206 ч.1, 191 прим. ч.1, 40 УК РСФСР.

18 апреля 1983 года Хабаровский суд (Комсомольск-на-Амуре) осудил на 4 года 6 месяцев по ст. 17-206 ч.2, 108 ч.1 УК РСФСР. Освободился 23 июля 1987 года.

В конце 83-го года Джем был этапирован в Тюменскую область. На этапе и по приходу в зону, находившуюся в поселке Лабытнанги, он объявился вором в законе, чего не имел права делать, так как официального воровского подхода к нему не было. Через некоторое время в эту же зону завезли грузинского вора Мирона, который повстречавшись с Джемом объявил его самозванцем. Между ними возник конфликт, после которого Мирона отправили в Тобольскую спецтюрьму, находившуюся в этой же области. У Джема после заявления Мирона, что он не вор, возникли в зоне проблемы, а затем и конфликты, в результате чего его через некоторое время во избежание более серьезных последствий отправили также в Тобольскую спецтюрьму.

В IV квартале 1984 года прибыл в СТ-2 тюрьму; Тобольск. В это время там находились: Донцов А. С. (Толик Донец), Зыков Н. С. (Якутенок), Мамедов М. Д. (Мирон), Иобидзе Р. С. (Роин Малыш), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский). Во II квартале 1986 года убыл из СТ-2 тюрьмы; Тобольск.

С Винницы Донец пришел в Харпы, там просидел в одиночке и его опять отправили в крытую в Тобольске. Когда он пришел, там были Воры Вахтанг, Дато, Якутенок, Джем, Мирон. Вахтанг ему сразу написал за положение в тюрьме и написали, чтобы он не поддерживал связь с Вагифом. Но он им ответил, что Вагиф – Вор и его собрат, а они все - мусора. Они с Вагифом писали общаковые малявы, обращались к фраерам и мужикам и просили всех жить своей жизнью и в их дела Воровские не лезть, они сами разберутся кто есть кто. Они это писали потому, что грузины учили всех с ними не поддерживать связь, а те лаять начинали на Донца и Вагифа. Вот поэтому они писали, чтобы никто не лез. Сам Донец спокойный, уравновешенный, в разговоре никогда не нагрубит, любитель тоже и посмеяться и пошутить. В отношении лагерной и тюремной жизни очень строг, может простить раз, два, но а потом спросит по всей строгости арестантской жизни, конечно не превышая арестантских рамок. Всегда был против, чтобы убивали и ломали, они с Вагифом говорили, что из человека, который сделал проступок легко можно сделать гада, сломать, но потом уже из гада человека никогда не сделаешь. Так лучше сто раз подумать, чем принять какое-то решение.

В конце 84-го года меня вновь привезли в Тобольскую спецтюрьму, где я с первых же дней попал в самую гущу событий, связанных с дальневосточным авторитетом по кличке Джем, с которым мы были знакомы заочно давно, но встречаться до этого не приходилось. К моменту моего прихода в крытую у Джема были серьезные проблемы из-за того, что он самовольно объявился вором в законе. И семь воров: Дато Ташкентский, Вахтанг Кокиня, Коля Якутенок, Мирон, Тимур, Роин и Донец, находившиеся в то время в Тобольской тюрьме, предъявили ему претензии. От их лица по всей тюрьме был сделан прогон, что Джем не вор, а самозванец со всеми вытекающими из этого последствиями. Положение Джема было критическим, он совершил то, что по воровским законом не прощалось. После распределения этапа Джема по его просьбе посадили в камеру на спецкорпусе, где сидел его земляк из Комсомольска Юра Клим и мой близкий друг по предыдущей крытой Сергей Бойцов (по кличке Боец) из Иркутской области. До этого мы с Бойцом и дземговским авторитетом Борей Галимом (близким другом Джема) сидели в одной камере, и Галим много хорошего рассказывал нам о Джеме. В первые же дни по моему приходу в крытую они написали мне, что Джем самозванец, слесарь, химик, хулиган и призывали к тому, чтобы я от него отвернулся. Воры тоже написали мне о Джеме много плохого с той целью, чтобы я его не поддержал. И те, и другие были в отношении Джема правы. Помимо того, что он освободился досрочно по заявлению и самовольно объявился вором в законе (что само по себе уже непростительно), имелись и другие более чем веские причины, по которым он не мог претендовать на титул вора. Во-первых, будучи прирожденным хулиганом, он не жил на свободе за счет воровства, что являлось главным условием для вступления в воровское сообщество.

Во-вторых, будучи перед этим в Тобольской спецтюрьме в 76 - 79 гг., он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов, не говоря уже в ворах, западло. В-третьих, на этом же производстве он какое-то время работал слесарем-бесконвойником, то есть в то время как другие заключенные находились под замком, он гулял свободно по рабочему корпусу. Подобное могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в порядочных камерах не сидели. Помимо прочего Джем в предыдущую крытую вел на рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им “союз истинных арестантов”, за что по указанию воров был избит в одной из порядочных камер на спецкорпусе, куда попал в 79-м году незадолго до выезда из тюрьмы. (С Нукзаром, по кличке Хося, одним из тех, кто бил тогда Джема, я знаком лично). И вдруг через несколько лет после всех этих событий, когда стало очевидно, что современная воровская идеология не только прижилась в России, но и набрала вес, Джем публично объявил о своей сопричастности к воровскому сообществу, которое усиленно перед этим критиковал. Причем он сделал это самовольно, не считаясь с воровскими традициями. В то время на всем Дальнем Востоке не было ни одного своего вора в законе, тогда как в любом захудалом грузинском городке имелись воры чуть ли не на каждой улице. И это многим арестантам не нравилось. В российском преступном мире о людях судили не по национальным признакам, а по их делам и поступкам, но в то же время у многих возникал вопрос: почему в огромной многонациональной стране, где большая часть населения – русские, почти все воры оказались грузинами? В момент прихода Джема в крытую тюрьму из семи находившихся там воров, за исключением Донца и Якутенка, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Исходя из этого, ситуация с Джемом приняла национальную окраску и, выплеснувшись за пределы Тобольской тюрьмы, оказалась в центре внимания российского криминального мира в свете геноцида кавказцев по отношению к русским. Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом. Пользуясь большим авторитетом среди грузин, он, в то же время имел немало друзей и среди русских. О Джеме он был наслышан и хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Узнав от Бойца о сложившейся ситуации в Тобольской тюрьме, где был до этого дважды, он не только не отмахнулся от столь скользкого вопроса, но и подключил к нему ряд воров на свободе. В своем письме к ворам, находившимся в Тобольской тюрьме, он просил их подойти к вопросу с Джемом более дипломатично, учитывая сложившуюся обстановку. Поддержали Джема в этом вопросе и такие авторитетные грузинские воры, как Кока и Паата Большой, которые сидели на Дальнем Востоке и имели там много друзей. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

Коронован 2 октября 1985 года в Тюменской области, СТ-2 тюрьма; Тобольск с согласия и в присутствии Надарешвили В. П. (Вахтанг Кокиня), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Зыкова Н. С. (Якутенок).

В результате, находившиеся в Тобольской тюрьме воры, оказались в очень сложном положении. Во-первых, им не удалось организовать против Джема серьезную оппозицию из числа дальневосточных авторитетов, на что они рассчитывали, и чему в немалой степени помешал я. Во-вторых, было упущено время, которое Джем и его сторонники использовали с пользой для себя. В-третьих, к конфликту подключились воры со свободы, что в изменило расклад сил. После этого Дато Ташкентский переехал ко мне в камеру, где мы с ним, просидев вместе около полумесяца, много говорили о сложившейся ситуации, о Джеме как о личности и о том, что на Дальнем Востоке во избежание конфронтации и для более серьезного поднятия воровской идеологии нужен свой вор.
Однажды во время одного из подобных разговоров он спросил у меня напрямую, но так, чтобы никто больше не слышал: “Уверен ли я в том, что Джем достоин быть вором?”. Посмотрев на него внимательно и убедившись в том, что вопрос задан не с провокационной целью, а по существу, я ответил ему так же тихо: “А почему бы и нет? Ведь все равно с кого-то надо начинать. Джем, несмотря на ряд серьезных упущений, обладает многими необходимыми для этого качествами”. Помолчав какое то время, Дато сказал: “Ладно, Пудель, не переживай, говорю тебе об этом первому, думаю, что вопрос с Джемом будет решен положительно, только не говори об этом никому”. Исходя из сложившихся между нами отношений, я понял, что он говорит искренне. Через несколько дней после этого разговора Дато, списавшись с Джемом, переехал к нему в камеру. Со своей стороны я написал Джему, что Дато едет к нему не с камнем за пазухой, а с чистыми помыслами. Почти сразу же после Дато ко мне в камеру заехал Коля Якутенок, который также через несколько дней, после того как мы поговорили с ним на интересующие нас обоих темы, переехал к Джему. В результате у Джема в камере собрались три вора: Дато, Якутенок и Вахтанг. Боец к тому времени из крытой выехал, Клим переехал ко мне. Из предыдущих сокамерников с Джемом остался только Толик Ростовский.

После этого воры Тимур и Роин, у которых был особый режим, переехали в соседнюю камеру. В стене имелось отверстие, которое позволяло Джему и всем пятерым ворам общаться между собой не через переписку, а напрямую. Мирон переехал в камеру, которая находилась над ними. Донец к тому времени из крытой выехал. Прошло несколько недель с того момента, как воры стали съезжаться к Джему для решения его судьбы. Вся тюрьма, затаив дыхание, следила за ходом событий. Почти никто не верил в то, что Джем станет вором, так как это противоречило бы воровским законам. У меня же, исходя из разговоров с Дато и Якутенком, а также дальнейшей переписки с ворами и Джемом, какая-то надежда теплилась, но все же, не будучи уверенным до конца в благополучном исходе и опасаясь за судьбу Джема, я просил Бога, чтобы он не оставил его без своей помощи и сотворил чудо. И чудо произошло. Случилось то, чего по воровским законам быть не могло. Джема не только не объявили негодяем, чего многие ожидали, но более того, 2 октября 1985 года находившимися в Тобольской тюрьме ворами к нему был сделан официальный воровской подход. Джем стал первым вором-дальневосточником. И мы, все его близкие друзья, были рады за него и тому, что у нас наконец-то появился свой вор в законе. Через некоторое время Джем, Дато, Якутенок и я съехались в одной камере и несколько месяцев сидели вместе. Но после того, как тюремное начальство узнало о том, что к нам попали со свободы в большом количестве наркотики и деньги, нас после ряда обысков растащили сначала по карцерам, а затем по разным камерам. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

К лету 1986 года перед моим выходом на свободу мы опять собрались вместе, но уже по соседству. Со мной в камере сидели воры Якутенок и Коко (не Коберидзе Кока, а другой), справа через стенку сидел вор Каро, а Джем, Дато, Вахтанг и дед Хасан находились от нас через стенку слева. Других воров в Тобольской тюрьме тогда не было. Между нашими камерами были пробиты в стенах отверстия, которые позволяли нам не только разговаривать, но и вместе чифирить. (из книги В.П.Податева "Путь к Свету или Книга Жизни")

Сюда подкатил Якуб и сообщил радостную весть, что Рауль должен откинуться с 9ки г.Ташкента, имел червонец, был в Зарафшане и смог вырваться от этих красных драконов. Сейчас в Тобольске 8 душ воров Вахтанг, Хасан, Тенгиз, Гаёз, Джем, Роберт, Чаза, Како. подкатил Санька Чалый,но пока на другом корпусе(красный),в трёх хатах. Вахтанг сидит с хасаном и Како, от них недавно выехал Дато,повезли в сторону лабутков,где то около харп,на полосатом режиме Воров нет. за Вагифа был разговор он не ВОР,сидел с кошками конченными и в двойниках,с его благословения кошки хлопчика отьебали, многие здесь остались не ворами. а так Воры не дают нечисти голову поднять,такого беспредела,как рассказывал Юлдаш уже нет и в помине. Последние вести о Юлдаше от Лиды были,что его крутят в краслаге,пока ничего не слышно,видно крутят по новой статье узбекистанской 68,а здесь 88.

В 1989 году Моисеев Александр Викторович (Мася) коронован в Иркутской области с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Иванькова В. К. (Япончик), Закяна А. З. (Ашик), Кориаули А. А. (Бесик).

В 1990 году Сахнов Эдуард Георгиевич (Сахно), Турбин Виталий Гранитович (Турбинка) коронованы в Тбилиси с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Коберидзе К. К. (Кока), Диаквнишвили Г. О. (Гия Длинный).

В 1990 году Волков Александр Анатольевич (Саша Волчок) коронован в Хабаровском крае с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Микаберидзе В. С. (Ватулик), Тевринчиди Ю. Д. (Юра Грек).

В ноябре 1990 года Бойцов Сергей Александрович (Боец) коронован в Иркутской области, СТ-2 тюрьма; Тулун с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Габунии Т. А. (Тимур Ванский), Семерикова В. В. (Семерик), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Ростомяна А. С. (Арут Эчмиадзинский), Сахнова Э. Г. (Сахно), Марианашвили Т. В. (Тенгиз Старый), Волкова А. А. (Саша Волчок), Орлова В. В. (Орел), Иванькова В. К. (Япончик), Моисеева А. В. (Мася), Турбина В. Г. (Турбинка).

В 1991 году Кулеш Станислав Семенович (Косяк) коронован в Тбилиси с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Коберидзе К. К. (Кока), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Члаидзе П. Г. (Паат Большой).

В феврале 1991 года Чернышев Владимир Иванович (Вова Черный) коронован в Грузии с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский).

15 июня 1991 года присутствовал на похоронах Моисеева А. В. (Мася) в Братске, Новое кладбище, Иркутская область. Также присутствовали Волков А. А. (Саша Волчок), Турбин В. Г. (Турбинка), Сахнов Э. Г. (Сахно).

В августе 1991 года Стрелков Олег Алексеевич (Стрела) коронован в Ташкенте с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Ашурова Ю. А. (Юлдаш Бостанлыкский), Сахнова Э. Г. (Сахно), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Турбина В. Г. (Турбинка).

10 ноября 1991 года задержан в Хабаровском, Комсомольск-на-Амуре (206 ч.2 УК РСФСР).

В 1992 году Зятьков Владимир Иванович (Зятек) коронован с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Чернышева В. И. (Вова Черный).

19 ноября 1992 года задержан в Хабаровском, Комсомольск-на-Амуре.

В 1993 году Литвиненко Александр Викторович (Литвин) коронован с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Сахнова Э. Г. (Сахно), Турбина В. Г. (Турбинка).

В январе 1993 года Семакин Олег Валентинович (Ева), Литвиненко Александр Викторович (Литвин) коронованы в Комсомольске-на-Амуре, Хабаровский край с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Волкова А. А. (Саша Волчок), Сахнова Э. Г. (Сахно), Окропиридзе Т. М. (Томик), Диаквнишвили Г. О. (Гия Длинный), Стрелкова О. А. (Стрела).

Эдуард Сахнов (Сахно), Рауль Гогилава (Рауль Сухумский), Вахтанг Эхвая (Вахо), Тамаз Окропиридзе (Томик), Евгений Васин (Джем), Георгий Диаквнишвили (Гия), Виталий Турбин (Турбинка)Эдуард Сахнов (Сахно), Рауль Гогилава (Рауль Сухумский), Вахтанг Эхвая (Вахо), Тамаз Окропиридзе (Томик), Евгений Васин (Джем), Георгий Диаквнишвили (Гия), Виталий Турбин (Турбинка), 1993 год, Комсомольск-на-Амуре
1 июня 1993 года прибыл в СИЗО-2; Комсомольск-на-Амуре. В это время там находился Стрелков О. А. (Стрела).

1 июня 1993 года задержан в Хабаровском, Комсомольск-на-Амуре (193 ч.2). Также был задержан: Стрелков О. А. (Стрела).

Джем и БеляйДжем и Беляй, 1994 год, Германия
В июле 1994 года Кадиев Багаутдин Зиявутдинович (Богдан) коронован в Сочи с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Цихелашвили Д. П. (Дато Ташкентский), Мамедова М. Д. (Мирон).

В августе 1994 года Ахмадеев Азат Фанурович (Пионер) коронован в Нефтеюганске, Ханты-Мансийский АО с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Чернышева В. И. (Вова Черный), Зятькова В. И. (Зятек).

10 ноября 1994 года Беляев Вадим Анатольевич (Беляй) коронован на дне рождения Джема, Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край с согласия и в присутствии Васина Е. П. (Джем), Сахнова Э. Г. (Сахно), Литвиненко А. В. (Литвин), Стрелкова О. А. (Стрела), Шонии Ч. Г. (Чиро Гальский), Тоточии О. Г. (Батя).

Александр Литвиненко (Литвин), Владимир Податев (Пудель), Отари Тоточия (Батя), Чиро Шония, Евгений Васин (Джем), Олег Стрелков (Стрела), Эдуард Сахнов (Сахно) и Олег Семакин (Ева)Александр Литвиненко (Литвин), Владимир Податев (Пудель), Отари Тоточия (Батя), Чиро Шония, Евгений Васин (Джем), Олег Стрелков (Стрела), Эдуард Сахнов (Сахно) и Олег Семакин (Ева), 10.11.1994, Хабаровский край
В октябре 1995 года Литвиненко Александр Викторович (Литвин) оставлен не вором в Комсомольске-на-Амуре, Хабаровский край, в присутствии Васина Е. П. (Джем).

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть войти в Чтобы оставить комментарий.