Главная » Политика, Субъективно » Александр Дугин: Путин и пустота (политологическая миниатюра)

Мария Кожевникова как будущее российской политики

Александр Дугин представил . Давайте же внимать словам мастера:

8 декабря, 2011

Путину на душе грустно. Он редко смеется, улыбается только ртом, глаза остаются встревоженными и напряженными. Он явно что-то подозревает. Что-то движется против него, ползёт, извивается, прячется… Всё время ощущение какого-то тайного сырого неприятного присутствия. Но как только рука Путина пытается его схватить, зафиксировать, оно ускользает от него, и снова нападает чувство тревоги.

За четыре года президентского срока Владимир Путин демонтировал ельцинскую политическую систему. До основания. Не трансформировал, не преобразил, а развинтил. Он делал это последовательно и тихо, со спокойно-тревожным блеском в грустных санкт-петербургских глазах, где плавают серые волны холодной Невы, и там и здесь мелькают серые вспышки чаек над мелкой рябью.

Накануне выборов Президента Путин смотрит на политическую карту России – плод своих усилий, и что-то думает. Что? Никто не поймёт до конца этого сдержанного человека, он умеет скрывать эмоции и мысли ото всех.

Он смотрит вокруг себя – на партии, экономические кланы, конкурентов, сподвижников и не видит никого. Он сломил все формы фронды, распутал все интриги и узлы оппозиции, приморозил к полу то, что двигалось в подозрительном для него направлении. И везде он достиг успеха. Изгнаны и посажены бунтовщики-олигархи, высмеян, смят и расстроен национал-патриотический лагерь, с которым билась и забавлялась власть при Ельцине, по струнке движутся губернаторы и члены Совета Федерации, всесильный мастер политических сновидений Александр Волошин накануне выборов в Думу «исчез в неизвестном направлении». Из Думы же без вести пропали СПС и «Яблоко», удрученные победой патриоты из четырёх смирных партий, слившихся в единый серый комок, тихо замерли на скамейках, злобно озираясь покорным взглядом в никуда. Касьянов отставлен вместе с кабинетом… Ничего, совсем ничего.

Путин один на один с ничто. Нет соперников, конкурентов, врагов, оппонентов. Вокруг пустота. Она-то и есть главный враг, субъект диалога, соперник и оппонент. Путину предстоит сразиться с пустотой. Но эта серая, тягучая пустота живёт, копит в своей вакуумной утробе злорадный смех, ядовитый укус. Она растворяет Путина, давит на уши, приходит в полночь, скребётся изнутри.
Победив всех, Путину осталось справиться только с ней, с её величеством пустотой, и, даст Бог, мы – страна, народ, общество – тронемся с мёртвой точки, из нулевого цикла, в который сбросила нас катастрофа перестройки и реформ.

Новый Год без политиков и «голубых»

То, что в российской политике накануне выборов Президента Путина всё изменилось легко и наглядно было показано в новогоднем эфире. Кроме переодетого матросом Жириновского, который старательно и аккуратно исполнил лёгкий рэп, на российских каналах полностью отсутствовали политики. Это впервые за последние десятилетия, ведь раньше вместе с певцами, клоунами и юмористами, подвыпившими телеведущими и лучезарными спортсменками всю новогоднюю ночь кувыркались в бенгальских огнях и искрах шампанского немцовы и хакамады, шандыбины и явлинские, кириенки и чубайсы. Политики были частью шоу-жизни нашего народа, они вплетались в медиа-планы наступающего года и по объёму их новогоднего мелькания политологи строили прогнозы: «акции Явлинского упали», а «Хакамаду с Надеждиным будут раскручивать», «Райкову ничего не светит», а вот «Жириновский снова в фаворе у власти». В эту новогоднюю ночь удивлённые политологи сухо пометили с блокнотах: ничего не было, одни юмористы и жалкий голосок девушек из «ВИА ГРА».

Никакой политики теперь не будет. Вернее, будет, но в другом статусе. Путин спроецировал свой индивидуальный сценарий года на чутких составителей новогодних эфиров – во всех монтажках после обнародования результатов выборов 7 декабря безжалостно затирали заранее заготовленных немцовых и хакамад с бубнами и маракасами… Их игривые песенки победы выглядели бы кощунством. А вместе с ними стерли и всех остальных.

Это знак. Прощайте примелькавшиеся и такие знакомые россиянам рожицы… То, что вы хотели нам сказать, отныне будут сообщать Задорнов, Петросян и Киркоров. В лучшем случае «Ночные снайперы».

Самый удачный теле-новый год, кажется, прошел на «Рен-ТВ». Самый путинский, пропрезидентский. Название говорило обо всём. Начинается исход голубых из телевидения. «Голубой» огонек это не по-путински. Хотя выдержать чистоту «неголубизны» не удалось и на Рен-ТВ, но всё же пропорция мордатых полунонконформных гетеросексуалов и нормальных тёток в прозрачных пенюарах была внушительной. Шнур был хорош, он явно символизировал «питерских чекистов».

Год Сурка

Мы, политологи, знаем имена тех, кто привёл Путина к пустоте. Самая большая заслуга в этом принадлежит Владиславу Суркову, заместителю главы Администрации Президента. Его по праву можно назвать «человеком года», а то и всей путинской первой четырёхлетки. Сурков знал ельцинскую систему до мелочей, как самый высококлассный программист знает устройство операционной системы. Ему ничего не стоило запустить новую программу или вбросить смертоносный вирус в партию или иную политическую организацию. Как никто другой, Сурков, женатый на владелице салона кукол, осознавал инструментальный характер политического театра Ельцина. Сурков был активным игроком политических разводок ещё тогда, когда могущественные олигархи устраивали между собой национальные войны, швыряя друг в друга телеканалы, политические партии, целые отрасли промышленности под носом у осоловелого бессмысленно тиранического Ельцина. Владислав Юрьевич работал в «ЮКОСе», в «Альфа-банке», в Думе, в области пиара и ТВ (с Гусинским). Сурков видимо лучше всех остальных технологов того времени понял как сопрягаются между собой олигархи, телеканалы, звучные лозунги, политические партии, думские фракции, областные интересы и т.д. Политическая Россия была для него как освоенный «кубик Рубика», он легко мог собрать его, и при необходимости тут же спутать разноцветные шашечки.

Сурков поднялся именно при Путине, как «спец», стремительно схвативший заказ нового начальства. Патронируемый Волошиным Сурков был наиболее действенным – главным – модулем в создании «управляемой демократии». Пришедшие вместе с Путиным «питерские патриоты» и «силовики» уступали Суркову в главном: в понимании основных приводных ремней российской политической операционной системы.

Сурков понял (в общем-то все это поняли), что Путин явно стремился с самого начала сократить количество центров власти в России, проредить игроков, и с энтузиазмом взялся за это. По сути Сурков принялся сдавать своих – олигархов, региональных баронов, теле-магнатов, и, наконец, демократические партии, т.е. те структуры, которые доминировали в ельцинской системе, и которые на разных этапах входили с Путиным в противоречие. Путин взял курс на борьбу с другими игроками, которых он переместил в лагерь «противников», но исполнил эту борьбу застенчивый и улыбчивый политтехнолог, Владислав Сурков.

Суркову, в отличие от «питерских», у которых всё постоянно падало из рук, на удивление удавалось всё. Как в фильме «День Сурка», Владислав Юрьевич по много раз одним и тем же остроумным приёмом обводил вокруг пальца партию за партией, олигарха за олигархом, губернатора за губернатором, политика за политиком, и всякий раз цикл начинался заново. Так мог действовать только тот, кто был абсолютно уверен в механистичности всей российской политической системы, в её полной искусственности и неорганичности. По многу раз повторяя систему обещаний и невыполнений в отношении всех основных политических игроков, строго и эффективно исполняя при этом указания Путина, Сурков разогрел политический механизм до такой степени, что произошло короткое замыкание. Посадка главы ЮКОСа, непрохождение в Думу либералов, сохранение у власти Президента Рахимова, даже отставка Волошина – за всем этим напрямую стоял именно Сурков.

На сегодня заказ выполнен, поле расчищено, игроков в российской политике больше нет. Грустный Путин с редкими чайками в глазах смотрит в окружающую его тьму. Прошлый год был очередным годом Сурка. Но кажется, цикл размыкается.

Бойкот и его срыв

Вчерашние игроки, павшие жертвой путинской стратегии, в декабре судорожно попытались предпринять хоть что-то перед президентскими выборами. Скорее всего вдыхающий сырость Темзы опальный олигарх, как самый быстро соображающий, первым предложил: раз Путин низвёл всех оппонентов до микроскопического размера и сопротивляться этому далее бессмысленно, давайте оставим его наедине с самим собой, предоставим его пустоте, а сами сосредоточим усилия на его «демонизации» в глазах Запада, Так Березовский (кто же еще) решил использовать пустоту против Путина. А значит, прав был Президент, тревожно всматриваясь в неё. Пустота может кусаться.
Так в декабре в среде поверженных олигархов, либералов и других фрондеров родился план бойкота. Смысл состоял в следующем: «Яблоко», СПС и КПРФ не выдвигают своих кандидатов, и, тем самым, Путин будет вынужден конкурировать с шутовской фигурой Жириновского и с ещё более невразумительными маргиналами. Если нашему народу такой сценарий был бы безразличен – безальтернативность Путина понята и принята всеми как данность, то для Запада это был бы действительно серьёзный аргумент, чтобы сдвинуть Путина в разряд «правителей оси зла» – таких как Ким Чен Ир, Лукашенко, Туркменбаши и т.д. Этот проект мог стать началом довольно серьёзной антироссийской кампании.

И снова на решение этой проблемы был брошен Владислав Юрьевич. Результаты его невидимой работы мгновенно дали о себе знать: пустота была экстренно задрапирована. Для начала Сурков обошёл угрозу бойкота со стороны КПРФ угрозой выдвижения Глазьева и давлением через подчиненных Кремлю Семигина-Купцова. Компромиссный вариант выдвижения Харитонова устроил всех: Зюганов оправдался перед олигархическими спонсорами, а крупная оппозиционная партия согласилась на участие в президентских выборах – тем самым легитимизировав их.

Дальше больше: шутовской имидж Жириновского в сочетании с Путиным был бы довольно скандальным, особенно на фоне подскочившей популярности ЛДПР. И здесь вопрос решается выдвижением от крупной парламентской партии невразумительного персонажа, который будет присутствовать и участвовать, но предельно дисциплинированно и безмолвно.

И наконец, последняя точка в легитимации выборов – вброс в них Хакамады. Этим была пробита брешь в позиции наиболее стойко придерживавшихся изначального сценария бойкота либералов.
В диске питерского композитора Алексея Вишни «Полит.техно», выпущенного под Новый Год (говорят при продюссировании Суркова) в эффектной техно-композиции, посвящённой ремиксам слов Ирины Хакамады, детский мультипликационный голос произносит в качестве рефрена: «Всё ясно, тётя – бяка». И далее голосом диктора Кирилова – «Наступает бяка, бя-ка, бяка!» Явно это зашифрованное послание о том, что планировал сделать с Хакамадой искусный оператор с пустотой.

Год Сурка продолжился. Единственное, что несколько оживляло эту малопривлекательную механику вуалирования пустоты президентских выборов, это фактор Глазьева.

Глазьев и пустота?

Глазьев и блок «Родина» – это несомненно политический артефакт. Хотя сам по себе Сергей Юрьевич представляет фигуру «политического ботаника», ему присущ дух карьеризма – классическое для лимитчика-студента умение выбрать правильный брак, чтобы остаться в Москве (Глазьев – зять академика Львова), живость попадания в перспективные политические инициативы – будь-то правительство Гайдара, команда Строева, блок Лебедя или фракция КПРФ. Не имея ясных идей и организационных способностей, Глазьеву хорошо даётся искусство проехаться на каких-то структурах и без сожаления во время с них спрыгнуть. Так было с правительством Гайдара, с Демократической Партией России, с Советом Федерации, с КПРФ, с КРО.
Глазьев по жизни мигает, но всегда в свою пользу. В этом он не одинок.

Переломным моментом его политического бытия были выборы губернатора Красноярского края в 2002 году, когда он с опорой на КПРФ получил третье место и общенациональную раскрутку.
Смысл Глазьева в том, что огромные массы россиян симпатизируют патриотизму, помноженному на социализм, но при этом полностью разочарованы в бородавчатом Зюганове, который угрюмо обманывает ожидания этого сектора из года в год без всяких перспектив. Глазьев был воспринят этой огромной социал-националистической массой как надежда. Не потому, что Глазьев какой-то особенный, истинный или хороший, но потому, что Зюганов чересчур заурядный, фальшивый и никуда не годный.

Так появился Глазьев. И Сурков тут же обратил на него внимание. Отличный кадр для новых разводок. Он продолжит нам «день Сурка» на многая лета. Так думал Сурков, задумчиво перебирая аккорды.

Сурков слепил «блок Глазьева», который в девичестве назывался по-гельмановски «Товарищ» (Марат Гельман – помощник Суркова по пиару на ТВ в общем, и на Первом канале, в частности), потом – с приходом Рогозина, которого Сурков делегировал для контроля над Глазьевым – посуровел до «Родины». Это была отличная вещь: с помощью этого сурковского детища была фундаментально «опущена» КПРФ, изгнаны из парламента либералы. Таким образом, сенсационный успех «Родины» породил не просто тотально управляемый Кремлём парламент (т.е. расширение пустоты), но и открыл новое пространство для грядущих манипуляций. Пролетевшие с бедной «Народной Партией» и двухспикерским блоком «питерские» плакали, утешаясь лишь тем, что Сурков подбросил им очередную дезу: что печалиться провалом ваших патриотических проектов? – Идеология «Родины» – ультра-националистический хард-кор, значит, вы добились своего.

Теперь Глазьев должен был дать последний аккорд, выступить со стороны пустоты, да так, чтобы она оставалась пустотой с одной стороны (на этот счёт Глазьев дал Суркову подписку о невыдвижении самостоятельно на пост президента РФ), но в тоже время выглядела как непустота.
Это и есть интрига нынешних президентских выборов: Глазьев. Он и есть полупустота (потому, что не менее марионеточная и ползучая изнутри фигура, чем все остальные), но, в то же время, полунепустота (так как на нём может сосредоточиться при определённых обстоятельствах тот сектор населения России, который является носителем довольно ясных и последовательных идей национального возрождения). Иными словами, Глазьев есть полуреальный-полуфиктивный конкурент Путину. Наполовину он такая же кукла, как остальные, но наполовину – нет. Эта вторая некукольная половина может стать проблемой. Год Сурка продолжился.

Банкиры приходят в полночь

Возможность перевести формулу «Путин и пустота» в формулу «Путин и не совсем пустота» (т.е. Путин и Глазьев) породила серьёзные флуктуации в корпорации «день Сурка». Так родилась идея на всякий случай помножить полупустоту ещё раз на пустоту, чтобы от пропорции один к одному перейти к пропорции три к одному. Так рождается затея выдвинуть от «глазьевского» (на самом деле, ещё одного сурковского) блока банкира Геращенко. Наивные журналисты поспешили истолковать это как результат разногласия Рогозина с Глазьевым. Коллеги, вы внимательно рассмотрели лицо Дмитрия Олеговича? В каком именно фрагменты там запечатлены воля и ум? По крайней мере, в той концентрации, которая предполагает столь резкий и экстравагантный жест, как выдвижение от «глазьевского» блока другой кандидатуры, нацеленной на конкуренцию с Глазьевым? Это Слава Сурков перебирает аккорды, мурлычет себе под нос, а бравый пожилой банкир тянется в избирком на блистательной чорной машине. Прибыл новый картеж пустоты.

«Маленькая страна»

Сурков всё же выдал себя, и, скорее всего, его дни сочтены. Все внимательные аналитики не смогли не обратить внимание на то, что протранслировала нам на том же Рен-ТВ сурковская рок-группа «Агата Кристи» (Слава поёт в ней на досуге, сочиняет песни, по секрету дает послушать друзьям. Два лохматых нарколыги на «Неголубом огоньке» уныло дурными голосами ныли слова незамысловатой песенки «Маленькая страна». Увы, это был фатальный прокол непревзойдённого Славы. Это была его политическая программа. Дальнейшая реализация пустоты приведёт к сокращению территорий России, прервёт евразийскую интеграцию, пробудит новую волну сепаратизма. Это объясняет закулисную политику Суркова по лоббированию Илюмжинова, Шаймиева, его брутальное вмешательство в башкирские выборы и организация снятия альтернативы Рахимову. Сурков – устами своих младенцев – хочет «маленькую страну». Наша страна для него слишком большая, она мучается под ярмом Славиной пустоты, в тисках вечно повторяющегося «дня Сурка» и рвётся к Путину, силится сказать ему что-то важное и непустое через удушающий газ манипуляций, разводок и кукловодных игр. Это опасно, «большая страна» таит в себе угрозу таким как укуренная «Агата Кристи», карманные корявые «серафимы» и их циничный патрон.

По ту сторону пустоты

«Большая страна» – это и есть реальная альтернатива пустоты, но не против Путина, а за него, вместе с ним, как завет, как задание, как высшая цель. И вот уже отправлено в отставку ненавистное для населения правительство Касьянова. В период предвыборной кампании президент, безусловно, имеет свободные руки для того, чтобы идти навстречу избирателям, сейчас он действительно зависит от народа, от россиян. И в этот момент президент обращается к стране. Страна ненавидит правительство, страна ненавидит чиновников, ненавидит людей, которые фактически покончили с политикой, которые превратили бюрократию в единственный действующий класс, уничтожили культуру, экономику, всю социальную сферу. Даже если бы президент, например, расстрелял правительство, то народ был бы доволен еще больше.

Только сейчас Путин по-настоящему становится Путиным, демонстрируя в течение последнего года эту решимость становления очень яркими, внушительными, понятными народу и политическим элитам шагами – начиная с ареста Ходорковского, через отставку Волошина, недопущение в Думу либеральных партий СПС и «Яблоко», нынешняя отставка правительства... Остаётся поблагодарить за проделанную работу Владислава Суркова и Анатолия Чубайса, и Путин окажется в совершенно другой стране, вместе со своим народом – с путинским большинством, и с разрозненной, нечленораздельной, либерально-коммуно-фашистской оппозицией.

За порогом этих самоочевидных выборов с заранее предопределённым исходом, мы пытаемся рассмотреть иного Путина, героя, преодолевшего пустоту. Мы уже угадываем его черты, «его сурок не с ним». Путин также печален, тревожен и напряжен, но уже для новых свершений и новых осмысленных, содержательных, национальных деяний. Путин по ту сторону пустоты. Наш евразийский Путин.
Playboy избрал, пусть сам и смеётся

Наконец-то стало ясно, кого народ избрал в Госдуму. Поздравления по случаю попадания в депутаты Госдумы шестого созыва принимает исполнительница роли дурнушки из сериала "Универы" Мария Кожевникова.

Это милое 27-летнее создание не запятнало себя политическими и юридическими заслугами, зато она имеет породистую родословную и маститых спонсоров, она отлично зарекомендовала себя публикациями в таких авторитетных изданиях, как Playboy, MAXIM и др., что и позволило ей с триумфом пройти по спискам партии "Единая Россия" в нижнюю палату Федерального собрания.

Народ должен быть счастлив от того, что теперь законы ему будут не только диктовать, но и писать профессиональные специалисты. Несомненно, что депутатский список нашей всенародно любимой партии таит еще немало интересных кандидатур.

Комментарии закрыты.